БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

Медицина: финансирование отрасли

Сколько Россия тратит на здравоохранение, а сколько еще не хватает? Каковы шансы, что в стране и после «ковидного» 2020-го сохранятся высокие госрасходы на отрасль? И как много бюджетных средств может попасть в инфраструктуру здравоохранения до 2025 года?

Пандемия коронавируса простимулировала всплеск расходов на сферу здравоохранения в России. Выросли траты на все цели, включая инфраструктурные, причем как со стороны государства, так и со стороны частного сектора. Это позволило России хотя бы немного приблизиться к необходимому уровню вложений в отрасль. Впрочем, скачок, по‑видимому, недолговременный: правительство уже планирует сокращать траты на здравоохранение в ближайшие годы.

  • Строгой зависимости между объемом расходов на здравоохранение и здоровьем населения нет. Хрестоматийный пример — США, которые тратят на отрасль больше всех в мире ($ 10,6 тыс. на человека), но далеки от лидерства по базовым показателям здравоохранения и демографии. Казалось бы, в таком случае некритично, что Россия отстает по объему трат от среднемировых значений (в 2018 году ее расходы составили 5,3% ВВП — это $ 88 млрд, или $ 0,61 тыс. на душу населения, против 6,3% ВВП и $ 0,72 тыс. / чел. в мире). Но это не так. Россия не входит даже в первую сотню стран мира по этому показателю и, на наш взгляд, должна нарастить вложения минимум на 2 п. п. ВВП и в два раза — в расчете на душу населения.
  • Бюджетные расходы России на здравоохранение до пандемии составляли около 3,2% ВВП, или $ 0,4 тыс. на душу населения. Для сравнения, в наиболее богатых странах (по классификации Всемирного банка) эти показатели в среднем — 5,2% и $ 2,1 тыс. Как и с общими расходами на здравоохранение, здесь нет универсальной планки, сколько правительство должно инвестировать в отрасль. Однако пандемия коронавируса показала, что существенная доля государства в здравоохранении — залог того, что в кризисной ситуации медицинская помощь будет более доступна для населения, а страна сможет выйти из нее с меньшими потерями.
  • России будет сложно наращивать госрасходы на здравоохранение. Статистика Казначейства показывает, что эта отрасль и без того в тройке приоритетных направлений бюджетных расходов, а в 2020 году траты на нее и вовсе стали максимальными за последние 10 лет и приблизились к 5 трлн руб. Расходы России на здравоохранение, таким образом, достигли 4,6% ВВП и стали ближе к «обычным» тратам стран с более развитой системой здравоохранения. Однако, судя по бюджетным планам властей, это был скорее «кризисный» скачок, который не планируют повторять в ближайшие годы. Только в федеральном бюджете на 2021 и 2022 годы запланировано на 14%, а на 2023‑й — на 17% меньше трат, чем в 2020 году.
  • Главные каналы госрасходов на здравоохранение — госпрограмма «Развитие здравоохранения» и входящий в нее нацпроект «Здравоохранение». В 2020 году федеральные траты по госпрограмме достигли рекордных для нее 1,22 трлн руб. Для сравнения, в 2019 году они составили 0,62 трлн руб., а до утверждения нацпроекта и вовсе не превышали 0,46 трлн руб. Самое дорогостоящее направление вложений — федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями», на который суммарно на 2019–2024 годы запланирован почти 1 трлн руб. Такие траты вполне оправданы — с учетом высокой смертности от онкологических заболеваний и востребованности радиологических стационаров.
  • Деньги на здравоохранение на всех уровнях власти осваивают в среднем быстрее, чем по другим бюджетным статьям. В 2020 году федерация и вовсе сделала рывок в этих тратах — уже в январе потратила почти треть от запланированных объемов. Впрочем, к выдающемуся исполнению по итогам года это не привело: по разделу «Здравоохранение» освоили 96,5% федеральных средств, а по профильному нацпроекту и вовсе 96,1%, что стало одним из худших результатов среди всех нацпроектов. По оценке Счетной палаты, главным тормозом освоения бюджета в 2020‑м стали COVID-19 и «традиционные» срывы сроков по инфраструктурным объектам. Есть все шансы, что 2021‑й с точки зрения бюджетных расходов будет «спокойнее» и результативнее: только за первые пять месяцев из всех бюджетных источников потратили почти 40% от плана.
  • «Коронакризис» простимулировал рост инфраструктурных трат на здравоохранение. В 2020‑м они впервые превысили 0,55 трлн руб. — на 60% больше, чем годом ранее. Это парадоксальный результат, так как в предыдущие кризисы все было наоборот: после 2008 и 2014 годов инфраструктурные расходы в отрасли заметно падали. В большей мере это достижение частного сектора. По нашей оценке, государство обеспечило только пятую часть «сверхтрат» 2020 года, а его общие инфраструктурные расходы за год составили около 160 млрд руб.
  • На наш взгляд, в качестве «планки» инфраструктурных расходов на здравоохранение можно взять пиковые вложения, которые были до кризисов 2008 и 2014 годов. Это около 0,5% ВВП и 2–2,4% от суммарных вложений в инфраструктуру. Такие траты позволили бы активнее запускать востребованные проекты в радиологии, геронтологии и иных сферах.
  • Мы рассчитали три сценария бюджетных вложений в инфраструктуру здравоохранения до 2025 года. По нашей оценке, в зависимости от скорости выхода страны из «коронакризиса» и темпов реализации инфраструктурных планов правительства в сумме за четыре года в отрасль может попасть около 440–600 млрд руб. (пессимистичный сценарий), 600–760 млрд руб. (базовый) или свыше 760 млрд руб. (оптимистичный). При этом на середину 2021 года наиболее вероятен, на наш взгляд, пессимистичный сценарий: реализацию более позитивных сдерживают сохраняющийся риск введения новых «ковидных» ограничений и перетягивание бюджетных денег на борьбу с пандемией. Кроме того, регионы и муниципалитеты по‑прежнему не готовы применять новые инструменты финансирования отрасли, которые могли бы «подстегнуть» ее рост.