БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

Инвестиции в инфраструктуру. Азия

С кем Россия конкурирует за азиатский капитал? У каких проектов больше шансов получить финансирование?

#Дальний Восток #потенциал #проекты #развитие #социальная инфраструктура #возможности #порты #морские порты #вложения #аэропорты #инвесторы #визовый режим #упрощение #железные дороги #ограничения #решение #трансграничные проекты #автодороги #концессионные проекты #опыт #отрасли #запуск #проблемы #субсидии #зарубежные вложения #прямые инвестиции #иностранный капитал #РФПИ #инвестиционная платформа #инструменты #дальневосточный гектар #Сахалин #корпорация развития #КРСО #акционерный капитал #equity #ФРДВ #фонды #финансирование #ожидания #будущие налоги #TIF #СПВ #свободный порт #ТОР #сравнение #планы #ГЧП #опережающее развитие #ОЭЗ #особые зоны #налоги #имущество #поддержка #госпрограммы #ФЦП #капитальные вложения #строительство #Минфин #дотации #регионы #бюджет #Россия #забалансовые обязательства #региональные бюджеты #долговая нагрузка #потребности #Китай #зарубежные фонды #взаимодействие #АТР #Азия #Шелковый путь #российские проекты #внешние инвестиции #ужесточение #последствия #Финансовый рынок #сложности #Зарубежные инвестиции #зарубежный интерес #динамика #Австралия #австралийский опыт #инфраструктурные фонды #Экономические зоны #СЭЗ #китайский опыт #индийский опыт #Индексы #зеленые облигации #мировые биржи #зеленые индексы #зеленые бонды #связанные кредиты #экономика #угроза #Сингапур #сингапурский опыт #реорганизация #госкомпания #Москва #китайское чудо #госкорпорации #Япония #инвестиции #преимущества #стоимость денег #кредитование #AIIB #международные банки #международные институты #страны

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона продолжают наращивать внешние инвестиции, но Россия в распределении этих средств почти не участвует. По нашей оценке, ключевые игроки региона в 2017 году проинвестируют в инфраструктуру за рубежом до $120 млрд (а при благоприятном раскладе $170 — $190 млрд), ещё более $240 млрд доступно для неё в банках развития и фондах, ориентированных на развивающиеся страны. Количество инфраструктурных проектов в России с участием азиатских инвесторов хоть и растёт, но по-прежнему носит штучный характер. Совместные проекты, структурированные через концессии и государственно-частное партнёрство, ещё большая редкость. Последнее — прямое следствие недостатка проработанных проектов на российском инвестиционно-инфраструктурном рынке и активности местных финансовых мейджоров — госбанков и прочих институтов, активно инвестирующих в инфраструктуру. Их возможностей пока хватает, чтобы профинансировать то немногое, что доходит до реализации в России.

Пассивная позиция инициаторов проектов в гонке за азиатским капиталом и деньгами международных институтов развития приводит к тому, что стоимость денег в России остаётся высокой из-за отсутствия конкуренции. Средняя стоимость привлечения финансирования на инфраструктурные проекты в России колеблется в диапазоне 9,75%-13%. У азиатских инвесторов она, как правило, ниже в 1,5-2 раза (валютное финансирование) или ниже на 1-2%, если речь идёт о финансировании в рублях, а международные институты развития позволяют привлекать средства и вовсе по ставкам от 0,5% до 3,5%. Они редко могут вложить 100% стоимости объекта, но даже кредит, покрывающий часть затрат, может существенно улучшить экономику проекта.

Сложные инвестиционные инструменты, с которыми привык работать развитый азиатский рынок капитала, пока не понятны большинству российских инициаторов проектов. «Умные» и многосоставные механизмы инвестирования в инфраструктуру, привычные для инвесторов из стран АТР, часто отличаются и от европейских моделей работы, и от писанных и неписанных правил нашего рынка. В России попытки запуска сложноструктурированных проектов, инвестплощадок, специальных финансовых инструментов и введения преференциальных налоговых режимов тоже начинают появляться, но пока держатели проектов предпочитают более традиционные механизмы. Это ослабляет позиции России в борьбе за иностранное финансирование, так как неквалифицированные и не понимающие устройства азиатского рынка держатели проектов, с большой вероятностью, принесут не реальные, а «маркетингово-рекламные» условия. Последнее может сильно удлинить запуск проектов и породить новые мифы о дороговизне азиатского капитала и отсутствии интереса к российской инфраструктуре в АТР.

Азия не только с недавних пор один из наиболее привлекательных источников иностранного капитала для России, но и крупнейший соседний рынок сбыта для дальневосточных регионов страны. Чтобы реализовать потенциал по экспорту природных ресурсов и продукции в страны АТР, российскому Дальнему Востоку нужна развитая инфраструктура. По нашей оценке, единоразовая потребность региона в инфраструктурных инвестициях для минимального устойчивого развития к 2019 году составит более 860 млрд руб., а к 2025 году эта потребность вырастет до 970 млрд руб. (пояснение к расчётам см. в «Сотни миллиардов до процветания»).

Дальневосточный инфраструктурный рынок сопоставим с общероссийским. Потребности региона на развитие — это почти половина всех минимальных дополнительных нужд российской инфраструктуры размером 2,2 трлн руб. к 2019 году. В то же время регион остаётся недоинвестированным: расходы бюджетов субъектов на инфраструктуру не превышают 100 млрд руб. в год, и, по нашей оценке, эта сумма останется на этом уровне на горизонте двух-трёх лет. В составе общей дополнительной потребности России Дальний Восток может претендовать ещё максимум на 100-110 млрд руб. А значит, чтобы развиваться и завоевывать азиатский рынок сбыта, регион должен будет создавать инфраструктуру, привлекая средства частных инвесторов.

Количество проектов для запуска на Дальнем Востоке также сопоставимо с общестрановым. В стране (с учётом ДФО), по нашей оценке, в высокой степени проработки 160-200 инфраструктурных проектов, а запущены могут быть 41-66. На Дальнем Востоке, если использовать менее жесткие местные критерии отбора, 154 проекта — «на столе», а 29-31 из них вызывают повышенный интерес у инвесторов и могли бы быть запущены при более продвинутой стадии развития рынка. Причём дельта между теми, что обсуждаются, и теми, которые дойдут до реализации, здесь значительно больше. Это объясняется тем, что класс квалифицированных инвесторов и инициаторов проектов в регионе ещё не сформировался, а федеральные имеют меньший фокус внимания на ДФО. Мы полагаем, что ситуация могла бы улучшиться при наличии сфокусированного на инфраструктуре и работающего только на Дальнем Востоке института развития, а также системной работы с проектами на посевной стадии.

Инвестиционный потенциал инфраструктуры стран АТР и России