БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

Комплексный план и БКД: итоги первых трех лет

Что изменилось в главных инфраструктурных нацпроектах за три года? Какие проекты из них уже реализовали, а какие еще планируют запустить?

#проекты #ГЧП #инвестиции #порты #инвесторы #ВСМ #СШХ #телематика #Меридиан #ЕЗК #концессия #ФАСВГК #частный капитал #внебюджетные вложения #госконтракт #частные компании #комплексный план #городской транспорт #БКД #риски #отбор #проблемы #изменения #стратегическое планирование #госуправление #правительство #кризис #конкурс #автодороги #строительная отрасль #ледоколы #стройматериалы #непрозрачность #национальные проекты #источники #электоральный цикл #политика #освоение #динамика #бюджетные расходы #федеральные расходы #федеральные проекты #бюджетное исполнение #бюджет #деньги #капитальные вложения #инфраструктурные инвестиции #региональные расходы #федеральный бюджет #бюджетный прогноз #аэропорты #железные дороги #СМП #морские порты #энергетическая инфраструктура #регионы #трамваи #лизинг #бюджетные кредиты #трамвайные линии #троллейбусы #ГТЛК #автобусы #АСВГК #Минобороны #электростанции #нефтегазовый сектор #РЖД #восточный полигон #воздушный транспорт #Автодор #мегапроекты #майский указ

Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры до 2024 года и «Безопасные качественные дороги» — два из 13 национальных проектов, принятых в 2018 году для реализации майского указа. Они включили главные инициативы по развитию инфраструктуры страны: первый — в различных отраслях транспортной и энергетической сфер, второй — преимущественно в области автодорожного строительства. За три прошедших года нацпроекты неоднократно пересматривали (впрочем, не только эти), при этом они остаются столь же непрозрачными, как и раньше.

Какие инициативы входят в комплексный план и БКД на начало 2022 года? Сколько денег в них уже вложили и сколько — только планируют? Каковы проблемы и перспективы главных инфраструктурных нацпроектов в ближайшие годы?

  • Изначально комплексный план, БКД и другие национальные проекты были приняты на период 2019–2024 годов, однако их реализацию продлили еще на шесть лет, до 2030-го. Это один из факторов, который осложняет оценку их текущей стоимости. Прежде всего удлинение сроков означает, что инициатив в нацпроектах стало больше, при этом наверняка можно узнать лишь о планах правительства на горизонте до 2024 года — из федерального бюджета на 2022–2024 годы и федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП).
  • За три года власти существенно изменили нацпроекты. Наиболее масштабные «перестановки» внутри них произошли в конце 2020 года, когда правительство изменило структуру документов: четыре федеральных проекта транспортной части комплексного плана досрочно завершили, а четыре новых — добавили в нее, одновременно в БКД появились три новых федеральных проекта (реализация одного из них, впрочем, пока под вопросом). Впрочем, в итоге на планах правительства по развитию инфраструктуры это, на наш взгляд, сказалось незначительно.
  • По нашим расчетам, на начало 2022 года в одну только транспортную часть комплексного плана может входить не менее 200 проектов общей стоимостью 8,7 трлн руб. Инвестиции в БКД, согласно его наиболее актуальному паспорту, превышают 3,7 трлн руб. на шесть лет — эти деньги пойдут главным образом на инициативы по строительству и ремонту автодорог, количество которых исчисляется в сотнях. Общая стоимость только транспортных инициатив, таким образом, достигает 12,4 трлн руб., а с учетом энергетических проектов сумма может превышать 17 трлн руб.
  • Больше всего инвестиций перетягивают на себя автодорожные и железнодорожные инициативы — около 5,4 и 4,3 трлн руб. соответственно (см. рисунок). Самые дорогостоящие из них связаны с развитием региональных и местных автодорог (2,36 трлн руб.), высокоскоростных железнодорожных магистралей (2,32 трлн руб.) и транспортного коридора Европа — Западный Китай (не менее 1,92 трлн руб.).
  • Инвестиции в планируемые проекты неравномерно распределены между регионами страны. По 20% от общей суммы (без учета энергетических проектов комплексного плана) приходится на Центральный и Северо-Западный федеральные округа, еще около 23% в общей сложности требуют инициативы Дальнего Востока и Приволжского федерального округа, 14% — Уральского, Южного и Сибирского округов, и меньше процента приходится на северокавказские субъекты. Еще у части проектов, на которые приходится до четверти всех средств, либо нет территориальной привязки, либо регион их реализации неизвестен.
  • По нашей оценке, на начало 2022 года нацпроекты могут нуждаться в 6,6–6,7 трлн руб. бюджетных вложений. Эта сумма оценочная и основана на наших расчетах стоимости проектов комплексного плана и данных из наиболее актуальных паспортов БКД и его федеральных проектов. Наверняка же можно судить только о федеральных расходах, объем которых на 2019–2024 годы точно известен: в первую «трехлетку», согласно отчетам Казначейства, правительство вложило в комплексный план и БКД 1,68 трлн руб., а в следующие три года, по данным нового бюджета на 2022–2024 годы, планирует потратить на них еще 1,82 трлн руб. Оставшиеся 3,1–3,2 трлн руб. приходятся на консолидированные региональные бюджеты, но сколько из них уже потратили, неизвестно.
  • В 2019–2021 годах капитальные затраты на комплексный план и БКД за счет всех источников могли составить 2,3–2,9 трлн руб., а на горизонте до 2030 года потребность в них достигает еще 4,3–4,8 трлн руб. (без учета вложений в энергетическую часть комплексного плана). Как и в случае с бюджетными расходами, наверняка здесь известна лишь сумма федеральных капзатрат, и та — только за прошедший период: по нашим расчетам на основе данных Казначейства, в 2019–2021 годах в рамках комплексного плана и БКД правительство вложило в строительство и реконструкцию около 980 млрд руб. (включая инфраструктурные трансферты регионам).
  • Значительную часть инициатив, которые вошли в нацпроекты, начали или по крайней мере планировали реализовывать еще до принятия майского указа — в рамках других документов стратегического планирования. И хотя такая «переупаковка», на наш взгляд, и не привела к появлению новых инфраструктурных проектов, она стала катализатором для их более быстрого запуска и ускоренного освоения средств по ним, по крайней мере в части публичной инфраструктуры. По нашей оценке, если в 2016–2018 годах бюджетные инфраструктурные инвестиции росли в среднем на 0,6% в год, то в 2019–2021 годах средний рост составил 13,8%.
  • Одной из главных проблем нацпроектов остается их непрозрачность. В зависимости от темпов реализации тех или иных инициатив, смены их интересантов, динамики конъюнктуры рынка и других факторов власти регулярно пересматривают состав комплексного плана и БКД, а также содержание их конкретных проектов. При этом списка инфраструктурных инициатив и их параметров нет в открытом доступе: для составления максимально полной картины того, из чего состоят нацпроекты к началу 2022 года, мы изучили десятки правительственных и иных источников. Эта и некоторые другие проблемы (например, чрезмерная гибкость нацпроектов или слабое внимание власти к сложным финансовым инструментам) ограничивают круг потенциальных участников инфраструктурных проектов и приток частного капитала в них.
  • На фоне «коронакризиса» обострились проблемы строительного рынка, которые могут стать критичными для ряда инициатив. Речь идет о заметном росте цен на строительные материалы и существенном увеличении смет по уже запущенным стройкам, отсутствии конкуренции на инфраструктурном рынке и дефиците квалифицированных подрядчиков, заниженных максимальных ценах госконтрактов и так далее. Среди ярких примеров последствий проблем на строительном рынке — десятки аэропортовых тендеров, на которые не приходят исполнители, затянувшиеся поиски подрядчиков для создания ледокольного флота, повышение на треть стоимости головного участка трассы М-12 в рамках ЕЗК — одного из крупнейших проектов комплексного плана, удорожание всех или почти всех автодорожных инициатив в рамках БКД.
  • На наш взгляд, реализация комплексного плана и «Безопасных качественных дорог» в целом идет по сценарию, о котором мы писали еще в 2019 году. Первые несколько лет правительство активно дорабатывало оба документа, в том числе разбиралось с вошедшими в них «сырыми» инициативами: многие из них в итоге вычеркнули из планов, заменили на более готовые к запуску либо «заморозили» на неопределенный срок. В результате к началу 2022 года властям удалось запустить далеко не все запланированные проекты, и те, что начнут позднее, уже едва ли успеют завершить к 2024 году — дедлайну, который правительство поставило для себя изначально.
  • В продлении нацпроектов до 2030 года есть положительный момент: оно позволит избежать «паузы» в развитии инфраструктуры по мере приближения к 2024 году. Также за три года в среднем вырос уровень исполнения комплексного плана и БКД, что может говорить о более эффективном расходовании средств на них. Мы ожидаем, что правительство постепенно будет решать и иные проблемы, в том числе связанные с привлечением внебюджетных инвестиций: по нашей оценке, инициативы на сумму до 60% от стоимости обоих нацпроектов имеют потенциал коммерциализации, и сосредоточение усилий на запуске проектов с использованием инструментов проектного финансирования могло бы стать приоритетом на ближайшие годы.


Стоимость инициатив, входящих в комплексный план и БКД к началу 2022 года

Title
Источник: анализ и оценка InfraOne Research

Подробнее о том, каким был комплексный план спустя полгода и полтора года после принятия, читайте в аналитических обзорах «Комплексный план: деньги, ограничения, перспективы» и «Комплексный план: полтора года реализации».