БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное
WEEKLY
#6(54)
16-30.03.2021
30.03.2021

Может ли краудфандинг помочь реализации проектов в инфраструктуре?

Как развит краудфандинг в России сейчас? Какие сферы могут претендовать на «коллективные» средства? И как происходило финансирование с помощью этого инструмента за рубежом?

Несмотря на то что краудфандинг известен в России уже больше семи лет, привлечение средств в инфраструктурные проекты с помощью такого инструмента еще не стало распространенным. В целом рынок пока формируется, в том числе на уровне регулирования.

В какие проекты могут быть привлечены средства «коллективных» инвесторов? Какие возможности сулит им этот инструмент? И существуют ли инвестиционные платформы, которым была бы интересна инфраструктура?

  • По данным ЦБ РФ, в 2020 году через краудфандинговые платформы удалось привлечь более 7 млрд руб., примерно столько же, сколько и год назад. Основная доля средств — в зависимости от года от 70% до 90% — в коллективных заимствованиях приходится на краудлендинг, то есть выдачу займов, которые возвращаются к инвесторам с повышенными процентами. Среди целей, на которые расходуются средства, может быть инфраструктура, но в целом она не является приоритетной статьей расходов: чаще заимствования производятся малым и средним бизнесом для покрытия кассовых разрывов и на другие срочные нужды.
  • В ближайшие пару лет рынок, на наш взгляд, будет расти в том числе из‑за более привлекательных условий по процентным ставкам краудлендинга в отличие от депозитов. Напрямую в инфраструктуру в этот период, по нашей оценке, может попасть в лучшем случае не более 2–3 млрд руб. (как с помощью вхождения в акционерный капитал, так и кредитования). Этого недостаточно для реализации даже одного крупного проекта, например, по строительству моста или дороги. Поэтому появляющиеся проекты будут находиться в существенно более низком ценовом сегменте и, вероятно, относиться к небольшим объектам транспортной инфраструктуры (парковки, переходы и др.), а также социальной и коммунальной сфер.
  • Вхождение «коллективных» инвесторов в долю или акционерный капитал отечественных компаний (так называемый краудинвестинг) пока в инфраструктуре не распространено, при том, что это заметно развито за рубежом. Такое привлечение средств характерно для ранних стадий создания организаций, а выгода для тех, кто вкладывается, тесно связана с дальнейшим ростом стоимости акций.
  • На конец марта 2021 года, в реестре операторов отечественных инвестиционных платформ, которые могут выступать площадками для краудфандинга, было 34 организации. Большая часть (25 из них) сконцентрирована в Москве и занимается выдачей займов малому и среднему бизнесу. Средний объем займа по известным организациям колеблется в районе 1 млн руб. Впрочем, есть платформа, специализирующаяся на поиске средств под создание объектов коммерческой недвижимости. Стоимость таких проектов заметно выше объемов займов малому бизнесу, но все равно меньше стоимости даже небольших инициатив (от 100 млн руб.) на рынке концессий и ГЧП.
  • Объемы вложений через такие платформы ограничены со стороны российского законодательства. Заемщики могут привлечь через них не более 1 млрд руб. в год. То есть в сложных и дорогих проектах краудфандинг может применяться лишь в качестве вспомогательного финансового инструмента, в маркетинговых целях, а также как индикатор общественного интереса к проекту. Закон ограничивает и вложения инвесторов — физическое лицо может потратить в течение года на эти цели не более 600 тыс. руб. Но на квалифицированных инвесторов это требование не действует.
  • За рубежом в ближайшие пять лет ожидается трехкратный, по сравнению с 2019 годом, рост объемов краудфандингового финансирования (до $40 млрд). Наиболее успешные проекты в зарубежной инфраструктуре, как правило, связаны с решением экологических проблем и инновациями (использованием экологически чистых источников энергии или видов транспорта). Инструмент там также применяют для частичного финансирования ГЧП‑проектов и софинансирования трат местных властей, например, в сфере городского благоустройства.