БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное
WEEKLY
#21(45)
20.10-03.11.2020
03.11.2020

Какие возможности и угрозы рынку несут СЗПК?

На каком этапе находится реализация соглашений о защите и поощрении капиталовложений сейчас? Когда и в каких сферах могут быть заключены первые соглашения? Почему спустя год инструмент вновь стал угрозой нормальной работе рынка инвестиций в инфраструктуру?

Ровно год назад — в начале ноября 2019 года — правительство внесло в Госдуму законопроект о защите и поощрении капиталовложений, собираясь сделать его своеобразным инвестиционным кодексом для рынка. С помощью законопроекта планировалось серьезно изменить концессионное и ГЧП‑законодательство. Но такого развития событий удалось избежать и «отделить» новый и еще не заработавший инструмент от инструментов, уже показавших свою эффективность.

На каком этапе находится реализация соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК) сейчас? Когда и в каких сферах могут быть заключены первые соглашения? Почему спустя год инструмент неожиданно для всех вновь стал угрозой нормальной работе рынка инвестиций в инфраструктуру?

  • Возможность заключать первые СЗПК появилась в октябре с принятием необходимых для этого подзаконных актов. До конца 2020 года правительство планирует заключить около 20 соглашений для проектов с общей суммой инвестиций 900 млрд руб. К инфраструктуре и смежным секторам, по нашей оценке, относится порядка 35–37% этих средств.
  • Однако пока инструмент заработает не в полную силу. До апреля 2021 года возможно заключение соглашений для проектов, инициатором которых выступает частная сторона, а сама процедура заключения доступна только в «бумажном» виде. Порядок заключения соглашений для публичной проектной инициативы, где подразумевается выбор победителя в ходе конкурса, а также порядок электронных процедур в рамках государственной информационной системы «Капиталовложения» будут определены позже. Проект соответствующего постановления правительства Минэкономразвития должно подготовить до конца 2020 года.
  • Наиболее защищены государством дорогие проекты (с капиталовложениями более 10 млрд руб.), а в случае сверхдорогих — свыше 300 млрд руб. — власти обязуются не ухудшать финансовые показатели проекта запуском его аналога. Набор преференций зависит от уровня реализации проекта и объема планируемых капиталовложений.
  • Власти планируют заключить порядка 1 тыс. соглашений на общую сумму 14,1 трлн руб. до 2024 года. Подобные планы чуть более реалистичны, чем привлечение объявленных ранее 30 трлн руб. инвестиций — однако, со стороны инфраструктуры они предполагают такое количество готовых проектов (по нашей оценке, на сумму до 4,2–5,6 трлн руб.), которого на рынке нет. «Добирать» капиталовложения, скорее всего, будут с помощью поощрения инвестиционных программ крупных компаний, то есть чаще всего за счет проектов, которые и так были бы реализованы. В случае естественных монополий такие проекты могут претендовать только на меры господдержки, но не на получение субсидий.
  • Компания, реализующая проект в рамках СЗПК, может компенсировать расходы на создание обеспечивающей или сопутствующей инфраструктуры или уплату процентов по займам с помощью субсидии от государства. Объем последней не может превышать объем налогов, которые компания заплатила в бюджет, сметной стоимости объекта и других трат. Сам такой инструмент субсидирования может быть эффективен, но мы видим риски для частной стороны в виде меньших, чем предполагалось при запуске проекта, выплат, а в некоторых случаях возможности одностороннего отказа государства от таковых. Особенно могут пострадать проекты с большой долей бюджетных средств и невысокой налоговой базой.
  • Правила выдачи субсидий для СЗПК могут распространить на будущие концессионные и ГЧП‑проекты и затруднить реализацию уже запущенных. Действующая с середины октября поправка в Бюджетный кодекс в буквальном толковании подчиняет правила выдачи государственных средств всем видам инвестпроектов законодательству о СЗПК и допускает неоднозначную трактовку. Мы полагаем, что последнее должно быть ликвидировано максимально быстро, иначе рынок инвестиций в инфраструктуру ждет очередная «заморозка», что в условиях экономического кризиса недопустимо.