БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное
QUARTERLY
#3(7)
июль-сентябрь 2021
06.10.2021

Сколько стоили деньги для инфраструктуры в третьем квартале 2021 года?

Как росли ставки по кредитам для инфраструктурных проектов? Снизился ли интерес к банковским заимствованиям и повысился ли к облигационному финансированию? Когда ожидать стабилизации и «разворота» движения ключевой ставки?

В третьем квартале 2021 года Банк России дважды поднял значение ключевой ставки суммарно на 1,25 п. п., до 6,75 %. В целом с начала этого года произошло уже пять увеличений ставки, изменивших ее на 2,5 п. п. Если всю вторую половину 2020-го ставка оставалась на стабильном и низком уровне, то в 2021‑м сложилась другая ситуация: большую часть года она росла.

Чем были вызваны очередные повышения ключевой ставки в третьем квартале? Снизились ли ставки по банковским кредитам для инфраструктурных проектов и что происходило в сегменте облигационного финансирования? Какие новые тенденции наблюдались на рынке заимствований?

  • C весны 2021 года на рынке кредитования наметилась тенденция повышения ставок, но пока это происходило внутри диапазона, сохранявшегося в предыдущие несколько кварталов. По итогам третьего квартала стоимость кредитов для проектов инфраструктурного и инвестиционного строительства возросла и, по нашей оценке, находится в диапазоне 7,6‑12 %. Нижняя граница выросла на 0,15 п. п. Вплоть до начала 2022 года мы ожидаем дальнейшего увеличения кредитных ставок вслед за соответствующим изменением ключевой.
  • В последнем (июльском) прогнозе ожидаемой траектории изменения среднегодовой ключевой ставки она выросла на 0,5‑0,7 п. п. по сравнению с ожиданиями апреля, а для 2021‑2022 годов ее значение должно составить 5,5‑5,8 % и 6‑7 % соответственно. Для 2023 года прогноз остался прежним: 5‑6 %. Это говорит о том, что с точки зрения регулятора стабилизация ключевой ставки возможна только в средне- и долгосрочной перспективе.
  • Повышение кредитных ставок пока не привело к заметному падению объемов кредитования предприятий реального сектора. Но в перспективе, по нашей оценке, это возможно. Существующие льготные кредиты будут доступны не всем, а только ограниченному кругу компаний, реализующих в основном крупные инфраструктурные проекты в определенных сферах. В таком случае остальные организации, скорее всего, будут рассматривать в качестве альтернативы кредитам облигационные займы.
  • Впрочем, корпоративные инфраструктурные заемщики в рамках эмиссии длинных бумаг (свыше семи лет) пока еще не активизировались: в третьем квартале 2021 года состоялось три выпуска на 45 млрд руб. против двух на 20 млрд руб. кварталом ранее. Эмитенты по‑прежнему склонны к более коротким займам (менее семи лет) и преследуют цель рефинансирования своих долговых обязательств.
  • В третьем квартале, по нашей оценке, появился лишь один новый выпуск проектных «длинных» бондов (на 96,5 млрд руб.), а на рынке концессионных бумаг изменений не произошло. В среднем ставки купонов корпоративных бумаг в первом полугодии подросли по нижней границе на 3 п. п., а верхняя осталась почти на прежнем уровне. В итоге новый диапазон составлял 7,85‑8,4 % против прежнего 5‑8,2 %. На это повлияли устойчивость состава анализируемой выборки «длинных» облигаций инфраструктурных эмитентов и эмитентов из смежных отраслей и относительно редкая частота выплаты купона (один-два раза в год).
  • В третьем квартале 2021 года происходили эмиссии в рамках новых инструментов, работающих по зеленым или социальным стандартам. Такие эмитенты еще «пробуют рынок» и делают заимствования на короткий срок: от трех до шести лет. Пока инициатива по внедрению и запуску новых инструментов исходит от государственных институтов развития или специальных программных институтов, а также квазигосударственных игроков инфраструктурного рынка. Но, на наш взгляд, интерес к таким инструментам может заметно усилиться уже в ближайшие годы — в том числе в основном со стороны частных компаний.