БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

В декабре 2021 года Центральный банк в седьмой раз за год повысил ключевую ставку: в этот раз сразу на 1 п. п. В целом в четвертом квартале она была увеличена суммарно на 1,75 п. п., до 8,5%.

Столь значительные изменения ставки в относительно узкий промежуток времени не происходили со времен кризиса 2014-2015 годов.

Инфляция подталкивает регулятор и дальше повышать ключевую ставку. По итогам 2021 года Банк России прогнозировал значения последней в интервале 7,4-7,9%, причем отклонение ставки от целевого значения растянется на более длительный, чем предполагалось, срок.

Ожидаемый диапазон инфляции в среднем в 2021 году составлял 6,5-6,6% (против июльских 6-6,2%), в 2022-м он находится на уровне 5,2-6% (против 4,1-4,9%), а в 2023-м — может вернуться к таргету в 4% (так же в ЦБ считали в июле). На этом фоне среднегодовой уровень ключевой ставки теперь может составить 7,3-8,3% в 2022 году (против 6-7% на этот же год в июльском прогнозе), в 2023 году — 5,5-6,5% (против 5-6%). По данным обновленных октябрьских прогнозов ЦБ, рост ВВП в 2021 году ожидается на уровне 4,0–4,5%, а в 2022–2024 годах российская экономика будет расти на 2–3% ежегодно.

Из заявлений регулятора следует, что ставку на повышенном уровне будут удерживать дольше, чем рассчитывали в прошлом прогнозе. А в долгосрочный нейтральный диапазон она вернется, скорее всего, лишь во втором полугодии 2023 года.

В 2021 году продолжалась консолидация банковского сектора, начавшаяся несколько лет назад. Так, если на начало 2020 года соответствующей деятельностью занимались 402 организации, а на начало 2021-го — 366, то к началу декабря их осталось 335. В то же время росла концентрация активов топ-5 крупнейших банков: на начало 2020-го — 62,2%, 2021-го — 63,6% и к декабрю 2021-го — 64,8%. Четыре из них — это крупнейшие банки с государственным участием.

Финансовое состояние банков улучшалось: доля прибыльных в общем количестве кредитных организаций не опускалась в среднем ниже 79,5%. Совокупная прибыль банковского сектора за 11 месяцев 2021 года составила 2,25 трлн руб. При том что по итогам всего 2019 года показатель составил 1,7 трлн руб., а 2020-го — 1,6 трлн руб.

По итогам 2021 года банковский сектор может получить рекордную прибыль, близкую к 2,5 трлн руб. (точные данные появятся ориентировочно в середине февраля). Это позволяет защитить сектор в случае срабатывания потенциальных рисков, связанных с ухудшением качества кредитных портфелей и т. д. По оценкам АКРА, в ближайшие годы снова выйти на такой высокий уровень прибыли сектору не удастся, а маржинальность операций будет также снижаться.

По данным за девять месяцев 2021 года, чистые процентные доходы банковского сектора составили 2,99 трлн руб. против 2,63 трлн руб. за тот же период 2020-го (по итогам 2020-го: 3,6 трлн руб.). Чистые комиссионные доходы за три квартала 2021-го составили 1,12 трлн руб. против 0,91 трлн руб. годом ранее. Высокий уровень прибыли, определяемый высокими чистым процентным доходом и чистым комиссионным доходом, может позволить банкам наращивать объемы кредитования, если спрос также будет расти.

Корпоративный кредитный портфель банков, по данным ЦБ на начало декабря 2021 года, составил 51,5 трлн руб. Из них 83,8% (или 43,2 трлн руб.) — это кредиты, выданные нефинансовым организациям реального сектора. В денежном выражении объемы кредитов таким компаниям на счетах банков растут, но в структуре портфеля их доля за два неполных года снизилась на 1,4 п. п. (на начало 2020 года она составляла 85,2%). Спрос таких организаций на кредиты в краткосрочной перспективе будет высоким, но сдерживать их активность будет дальнейшее повышение кредитных ставок.

По нашей оценке, стоимость кредитов для инвестиционных строительных проектов выросла по итогам 2021 года и теперь минимально составляет 8,8% (что на 1,2 б. п. больше итога прошлого квартала). Такие тенденции касаются и плавающих ставок, поскольку они формируются на основе ключевой ставки Банка России плюс 2,4-5,5%. Таким образом, коридор кредитных ставок для проектов расширился и составляет, по нашим расчетам, 8,8-11,8% против 7,6-10,8% кварталом ранее.

Из-за возможности разделить риски с публичным партнером ставки для специальных проектных компаний, реализующих концессионные проекты, по-прежнему могут быть привлекательнее, чем под проекты, которые запускает только частная сторона или реализуют в рамках госконтрактов и договоров по 223-ФЗ строительные компании. Тем не менее стоимость заимствований здесь также выросла. По нашей оценке, уровень фиксированных ставок возрос на 0,8-1,5 п. п., до 10-12,5%. Плавающие ставки для концессионных проектов складываются обычно из ключевой ставки Банка России плюс 2-4%.

Мы ожидаем, что стоимость банковского финансирования в следующие кварталы продолжит расти. Она с некоторым замедлением реагирует на изменения, проводимые регулятором. Стабилизация ключевой ставки произойдет, когда инфляция перестанет играть значительную роль в кратко- и среднесрочных решениях Банка России. Но в течение ближайшего года этого, на наш взгляд, ждать не стоит.

В 2021 году усиление конкуренции между банками несколько сдерживало рост кредитных ставок. Но несмотря на это, в 2022-м для инвестиционных строительных и инфраструктурных проектов, скорее всего, опять наступит период двузначных процентных ставок. Это может снизить доступность кредитных ресурсов для держателей будущих проектов и затянуть финансовое закрытие последних. Впрочем, в ряде случаев конкуренция банков за качественных заемщиков все же сохранится, но все равно по более высоким, чем в 2021 году, ставкам.

Крупные инфраструктурные компании и естественные монополии могут кредитоваться в государственных и квазигосударственных банковских организациях на более выгодных условиях. Причем из-за значительной волатильности на рынке облигационного финансирования и откладывания длинных размещений интерес таких компаний будет все чаще переключаться на банковское кредитование.

Рынок и возможные риски

По данным обзора финансовой стабильности, выпускаемого Банком России, за второй и третий кварталы 2021 года, на многие отечественные компании реального сектора может негативно повлиять глобальный переход к низкоуглеродной экономике. Потребность этих организаций в капиталовложениях для сокращения выбросов будет расти, а российские банки «сконцентрируются» на кредитовании и поддержке крупнейших «коричневых» компаний, которым станет сложнее получить зарубежное финансирование у глобальных инвесторов.

Рост долговой нагрузки компаний во всем мире создает напряжение и для российских инвесторов (например, участники рынка обеспокоены риском долгового кризиса в Китае). Потенциально это может сказаться на снижении уровня рисков, приемлемых для вложений отечественными игроками.

Негативные сигналы могут появляться и на самом российском рынке. Так, в ноябре 2021 года возникла угроза дефолта по облигациям госкорпорации «Роснано». Московская биржа приостановила торги по ним, и распространились слухи, что государство не будет поддерживать компанию в кризисный момент.

Ход событий по такому сценарию мог негативно сказаться не только на «Роснано», но и на стоимости ценных бумаг других государственных и квазигосударственных эмитентов (в том числе эмитентов с высокими кредитными рейтингами). Инвесторы с большей осторожностью стали бы оценивать фактор возможного предоставления таким компаниям дополнительной поддержки от государства.

Впрочем, ситуацию удалось урегулировать без объявления дефолта: госкорпорация договорилась о реструктуризации части долга с кредиторами, а в Минфине подтвердили, что долговые обязательства будут исполнены при любом развитии событий.