БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

Как устроен рынок строительства за рубежом

16.11.2021

Чтобы проанализировать, каким в 2020 году было положение строительных организаций за рубежом, мы сравнили различные показатели для компаний Австралии, Великобритании, Германии, Франции и России. В выборку попали строители линейных объектов (железных дорог, магистралей, мостов и пр.), а также социальной инфраструктуры и зданий.

Российский рынок строительства составлял в 2020 году порядка 9% ВВП. Этот показатель не превышал 10% ВВП для Великобритании и Германии. Но в денежном выражении объем строительного рынка этих стран за год был на 46% и 135% больше российского, хотя их территория в 71 и 48 раз меньше российской соответственно, а по населению — в 2,2 и 1,8 раза меньше. Объем строительства во Франции и Австралии составил 13,6% и 16,7% ВВП этих стран. Такой уровень расходов, особенно в Австралии, говорит о большом количестве проектов, которые могут улучшить жизнь населения и работу предприятий и закрыть их потребности в различных типах инфраструктуры.

Поскольку у стран Европы сравнительно небольшая территория, высокая плотность населения и уже развитая инфраструктура, такой уровень расходов на строительство, на наш взгляд, вполне достаточен. Но Россия живет в совершенно других географических, демографических и инфраструктурных условиях, и ее вложений не хватает для обеспечения экономического роста (подробнее см. «Почему исчезают крупные игроки»).

В выборку компаний строительного сектора, имеющих публичную отчетность, попали 76 австралийских, 197 британских, 19 германских и 89 французских организаций (подробнее см. «Как мы отбирали зарубежные компании» в таблице). Для России мы использовали финансовые показатели топ-170 крупнейших строительных организаций и групп.

В исследуемых нами странах уровень прозрачности отраслевых игроков и их заинтересованности в публикации финансовой отчетности был высоким, потому эти выборки довольно репрезентативно отражают ситуацию на местных рынках (см. таблицу).


Сравнение финансового состояния российских и зарубежных строительных компаний в 2020 году

Как мы отбирали зарубежные компании. Данные для таблицы были взяты из системы Capital IQ по публичным компаниям. В выборку в рамках международной классификации видов деятельности по направлению «строительство» попали строители коммерческой недвижимости, промышленных и логистических объектов (исключая строительство отелей), строители крупных инженерных сооружений (линейных объектов инфраструктуры: транспортных, коммунальных сетей, энергетических линий).
Так как в России прозрачность компаний строительного сектора крайне низкая, в выборку системы Capital IQ попадают лишь девять игроков (причем не во всем относящихся к исследуемому нами сегменту). Поэтому для анализа мы использовали данные по топ-170 компаний, представляющих почти 44 % рынка строительства в стране.

t_str21_14

Параметр

Австралия

Великобритания

Германия

Франция

Россия

Макростатистика строительного сектора

Доля рынка строительства от ВВП, % (в 2020 году)

16,7 %

7,4 %

8,85 %*

13,6 %*

8,9 %

Объем рынка строительства, трлн руб. / млрд долл.

16,5 / 228,7

13,9 / 192,7

22,3 / 309

24,1 / 334

9,5

Локальный рынок строительных компаний и их финансовые показатели за 2020 год

Количество строительных компаний в выборке

76

197

19

89

170

Количество работников в компании, медианное значение

410

142

220

328

294

Выручка (совокупный объем, трлн руб. / млрд долл.)

2,8 / 38,8

4,4 / 61

18,6 / 257,8

11,1 / 153,9

4,14

Совокупный среднегодовой темп роста выручки компаний за два года, %

6,38 %

8,83 %

2,78 %

5,58 %

3,13 %

Медианная выручка компании из выборки, млрд руб. / млрд долл.

11,3 / 0,2

4,2 / 0,1

19,6 / 0,3

5,3 / 0,1

10,8

Максимальная выручка компании из выборки, млрд руб. / млрд долл.

445 / 6,2

739 / 10,2

2 076 / 28,8

3 991 / 55,3

307,5

Минимальная выручка компании из выборки, млрд руб. / млрд долл.

0,01 / 0,00014

0,01 / 0,00014

894 / 12,4

209 / 2,9

5,6

Количество компаний из выборки, закончивших год с прибылью (и их доля от общего количества компаний в выборке)

61 (80 %)

147 (75 %)

16 (84 %)

54 (61 %)

137 (81 %)

Сальдо прибыли / убытка, млрд руб. / млрд долл.

-59,7 / -0,8

47,3 / 0,7

78 / 1,1

235,5 / 3,3

42,1

Отношение сальдо прибыли и убытка к общей выручке, %

-2,14 %

1,08 %

2,85 %

2,13 %

1,02 %

Долгосрочные обязательства (совокупный объем, млрд руб. / млрд долл.)

250 / 3,5

252,7 / 3,5

380 / 5,3

5 673 / 78,6

792**

Совокупный долг (совокупный объем, млрд руб. / млрд долл.)

381,3 / 5,3

521,2 / 7,2

559,3 / 7,8

8 048,6 / 111,6

4 487,3

Отношение чистого долга к EBITDA, медианное значение

1,64
(известно для 65 компаний)

3,77
(известно для 152 компаний)

0,94
(известно для 14 компаний)

3,87
(известно для 51 компаний)

1,4***
(известно для 72 компаний)

Отношение совокупного долга к EBITDA, медианное значение

0,95

0

0

3,1

7,4 ***

Кредиторская задолженность (совокупный объем, млрд руб. / млрд долл.)

338 / 4,7

405,6 / 5,5

522 / 7,2

2 325,1 / 32,2

3 158

Дебиторская задолженность (совокупный объем, млрд руб. / млрд долл.)

450 / 6,2

593 / 8,2

445,7 / 6,2

2 442,5 / 33,9

2 665

Данные по состоянию на 2019 год.

Здесь и далее для российской выборки компаний приведены показатели, рассчитанные на основе выгрузки показателей из СПАРК по 281 головной или дочерней организации, входящей в состав топ-170 и представляющей отчетность по РСБУ.

Для показателя EBITDA используются данные EBIT, а амортизация рассчитана как разница между стоимостью основных средств на начало и на конец финансового года, так как имеющиеся данные основаны на показателях компаний по РСБУ, а конкретные цифры из дополнительных приложений по РСБУ в отношении амортизации материальных и нематериальных активов отсутствуют.

Источник: данные Capital IQ, СПАРК, компаний, анализ и расчеты InfraOne Research


Наибольшей оказалась выручка попавших в выборку строительных компаний Германии — €226 млрд (18,6 трлн руб.), причем на нее приходится 83,4% объема строительного рынка страны (это самое высокое значение среди рассматриваемых стран). Наименьшая выручка была у австралийских предприятий, попавших в выборку, — 56,1 млрд австралийских долларов (эквивалентно 2,8 трлн руб., или 17% от объема строительного рынка страны).

У британских подрядчиков из выборки выручка получилась близкой к обороту российского топ-170, которая составила 4,1 трлн — £47,5 млрд (4,4 трлн руб., или 31,7% от всего рынка). Французские строительные компании показали общую выручку в размере €134,6 (11,1 трлн руб.), а ее доля в 46% от отраслевого рынка почти совпала с аналогичным показателем для отечественного топ-170 (43,6%).

Российские компании выборки располагали штатом в примерно 300 сотрудников (для удобства сравнения здесь и далее взято медианное значение, то есть выше и ниже которого располагается одинаковое количество строительных организаций). Близкими к нашему квалифицированному сегменту вновь оказались французские строители (330 человек). Для британских и германских компаний характерна бо́льшая кадровая компактность: в них работают примерно 140 и 220 человек соответственно. А самый большой штат был у австралийских подрядчиков — 410 человек.

Выручка крупнейших отечественных компаний за последние пару лет росла в среднем на 3,1% ежегодно. Меньший рост был только у компаний из Германии (2,8%). Уровень прироста выручки строителей во Франции, Австралии и Великобритании составлял соответственно 5,6%, 6,4% и 8,8%.

Выручка крупнейшей строительной компании Франции в 2020 году была эквивалентна 4 трлн руб. (Vinci, €43,2 млрд), а в Германии — 2,1 трлн руб. (Hochtief, €23 млрд). Рекордсмены в Великобритании, Австралии и России: 0,74 трлн руб. (£7,9 млрд), 0,45 трлн руб. (8,9 млрд австралийских долларов) и 0,31 трлн руб. соответственно.

Из этого следует, что в Германии и Франции большее влияние на рынок оказывают крупные игроки. В портфелях этих компаний помимо традиционных строительных проектов есть проектное финансирование, в том числе концессии в инфраструктуре. Значительную часть выручки такому бизнесу приносит и экспертиза в управлении строительными проектами, в том числе за рубежом.

Доля компаний, закончивших 2020 год с прибылью, от общего количества организаций в выборке для России находилась на уровне 81%. Для строителей из Германии, Австралии и Великобритании результаты были схожими: 84%, 80% и 75% соответственно. Хуже всего закончили первый год пандемии французские компании, у которых доля прибыльных составила 61%.

По соотношению сальдо прибыли и убытка к общей выручке компаний худший результат показали строители из австралийской выборки (минус 2,14%). Это можно объяснить тем, что в стране был режим наиболее строгих и продолжительных ограничений. Для российских предприятий этот показатель составил 1%. Примерно столько же было у британских строительных фирм (1,1%), а наиболее высоким показатель оказался для компаний из Франции (2,1%) и Германии (2,9%). Последняя даже в пандемию делала ставку на развитие энергетики и большую транспортную связанность между федеральными землями (в автомобильной и железнодорожной сферах).

Наибольший совокупный долг относительно выручки в 2020 году среди компаний изучаемых нами стран был у организаций российского строительного рынка (здесь и далее приведены показатели по отчетности РСБУ 281 компании, входящей в состав топ-170) — 122%. Для французской выборки это значение тоже оказалось сравнительно велико (73%), что было связано не в последнюю очередь с большими объемами долгов у крупных компаний (Vinci и Eiffage). Меньше всего долговых обязательств по отношению к обороту было в 2020 году у строительных предприятий, представляющих Австралию (13,6%), Великобританию (12%) и Германию (3%).

Отношение чистого долга к EBITDA у российских подрядчиков в 2020 году было известно лишь по 25% компаний — оно составило 1,4. В других странах данные раскрывали 55‑86% организаций. Так, в Британии и Франции у строительных организаций показатель был ближе к 4, что считается уже заметным значением. Наименьшее значение было вновь у выборки из Германии (0,94).

Показатель долговой нагрузки компаний — отношение чистого долга к EBITDA — указывает на то, как долго компании потребуется работать, с учетом текущего денежного потока, чтобы погасить свой долг. Считается, что значение этого показателя более 3 свидетельствует о заметном уровне долга. При этом если он располагается в диапазоне 3‑6, то компания может находиться в процессе реализации крупных инвестпроектов.

Если рассмотреть долговую нагрузку относительно совокупных долгов, то можно точнее судить о возможности компаний взять на себя дополнительные кредитные обязательства. Для «прозрачной» части отечественного строительного рынка отношение суммарного долга к EBITDA составило 7,4 и было максимальным среди рассматриваемых стран (причем в этом случае данные были известны по всей выборке компаний, публикующих отчетность по РСБУ). Для французских подрядчиков коэффициент достиг 3,1, а у австралийских строительных организаций был ниже единицы (0,95). Лучше всего обстояли дела у германских и британских компаний, чей коэффициент, по данным Capital IQ, был нулевым.

Таким образом, у отечественных строительных компаний за несколько лет стагнации отрасли накопился большой объем долговых обязательств, ограничивающий их дальнейшие возможности инвестировать и развиваться. Масштабы российских строительных организаций по‑прежнему заметно меньше зарубежных, что вызвано отсутствием достаточного количества проектов, которые могли бы поддержать высокий уровень выручки на протяжении нескольких лет. Невозможность стабильного роста мешает крупнейшим компаниям страны достигать масштабов, необходимых для выхода на глобальный рынок, и конкурировать там. В рамках пандемического 2020 года российские подрядчики показали не самые худшие результаты по сравнению со строительными компаниями других стран по доле чистой прибыли и темпам роста оборота. Однако такие показатели нестабильны и отчасти связаны с тем, что в России действовали менее строгие ограничения, то есть картина может заметно поменяться уже в следующем году.

Мы считаем, что одна из проблем отечественного рынка — низкая конкуренция, вызванная высокой концентрацией крупных строительных компаний в руках государства или квазигосударственных структур.

Также в последние годы наблюдается тенденция, что крупные частные инвесторы теряют интерес к участию в инфраструктурном строительстве в качестве акционеров компаний-подрядчиков и продают активы опять‑таки госкомпаниям или монополиям (это касается даже крупнейших игроков, два-три из которых были проданы в 2018‑2020 годах). Те, в свою очередь, относятся к строительным активам, как к «сервисным», а не ориентированным на прибыль. Последнее можно было бы исправить, если бы подрядчиков покупали не только монополии, но и фонды и институты развития, но в их портфелях практически нет значимых инвестиций в строительную отрасль.

Куда направлялся денежный поток?

Расчет свободного денежного потока для отечественных компаний затруднителен, так как данные об объемах капитальных инвестиций и поступлений от выбытия основных фондов по подавляющему большинству компаний в системе СПАРК отсутствуют.

Мы смогли с оговорками восстановить данные по РСБУ для 114 компаний из порядка 300 входящих в нашу выборку основных и дочерних организаций. В среднем свободный денежный поток получился отрицательным: минус 542 млн руб. на организацию. Мы полагаем, что это обусловлено ростом задолженности в 2020 году. Динамика изменения основных фондов была среди компаний разнонаправленной, но по итогам года они в совокупности увеличились.

Свободный денежный поток обычно говорит о возможности компаний покрывать выплаты на инвестиционное кредитование. Отрицательная величина означает, что такая возможность развивать бизнес ограничена.