БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

По нашим расчетам на основе данных портала госрасходов, только с января 2019 года по май 2021‑го в России заключили не менее 33 госконтрактов (44‑ФЗ) на строительство больниц, поликлиник и других объектов здравоохранения стоимостью от 1 млрд руб. Суммарные бюджетные вложения в них — свыше 90 млрд руб.

На наш взгляд, некоторые из этих проектов можно было реализовать в рамках концессий. Сколько именно, зависит от финансовых возможностей и желания конкретного региона участвовать в такой инициативе (в отличие от госконтракта, на ее подготовку требуется больше времени, сил и квалификации специалистов), а также от коммерческой привлекательности проекта и желания бизнеса участвовать в нем. Во всяком случае объекты указанных контрактов принципиально не отличались от объектов аналогичных концессий и ГЧП, и часть нынешних «бюджетных» строек изначально планировали запустить с привлечением инвесторов.

По крупнейшему за последние годы медицинскому госконтракту — на строительство Камчатской краевой больницы (см. таблицу) — объявляли концессионный конкурс, но до подписания соглашения так и не дошло (см. «Концессии, которые никому не помогли»).


Крупнейшие инфраструктурные госконтракты в сфере здравоохранения в 2019–2021 годах

Приведены наиболее крупные госконтракты по строительству объектов здравоохранения, заключенные в рамках 44‑ФЗ в период с января 2019‑го по май 2021 года.

Med21p2_widget_table_4

Предмет контракта

Стоимость, млрд руб.

Регион

Заказчик

Исполнитель

Дата заключения

Срок исполнения

Строительство Камчатской краевой больницы (I этап)

8,3

Камчатский край

Единая дирекция по строительству Камчатской краевой больницы

«Крокус Интернэшнл»

14 апреля 2021 года

До 30 января 2023 года

Строительство Севастопольской больницы скорой медицинской помощи

7,6

Севастополь

Единая дирекция капитального строительства Севастополя

«РТ-Соцстрой»

2 июня 2020 года

До 31 декабря 2021 года

Строительство центральной больницы в Нижневартовске (I очередь)

7,2

Тюменская область

Управление капитального строительства Тюменской области

«Монолитстрой»

17 июня 2019 года

До 31 октября 2021 года

Строительство областного клинического онкологического диспансера в Саратове

6,3

Саратовская область

Управление капитального строительства Саратовской области

«Ромекс-Кубань» (Romex Group)

8 апреля 2020 года

До 31 декабря 2022 года

Строительство здания Детской городской больницы № 1 для размещения детского центра хирургии врожденных пороков развития и восстановительного лечения

5,5

Санкт-Петербург

Фонд капитального строительства и реконструкции Санкт-Петербурга

«Балтинвестстрой»

29 декабря 2020 года

До 31 декабря 2023 года

Строительство областной детской больницы в Оренбурге

4,6

Оренбургская область

Управление капитального строительства Оренбургской области

«ЛистПромСтрой»

27 апреля 2020 года

До 31 декабря 2023 года

Строительство многопрофильного лечебно-диагностического корпуса онкологического диспансера в Севастополе

4

Севастополь

Единая дирекция капитального строительства Севастополя

«РТ-Соцстрой»

10 сентября 2020 года

До 15 декабря 2022 года

Строительство Краевой клинической больницы № 1 имени профессора С. В. Очаповского в Краснодаре (I этап)

3,5

Краснодарский край

Краевая клиническая больница № 1 имени профессора С. В. Очаповского

Филиал «ФАМЕД ИНЖИНИРИНГ ГМБХ» в Москве

17 декабря 2019 года

До 25 декабря 2022 года

Строительство лечебно-диагностического комплекса Ставропольского краевого клинического онкологического диспансера

3,5

Ставропольский край

Министерство строительства и архитектуры Ставропольского края

«Дорстрой»

30 апреля 2021 года

До 31 октября 2024 года

Строительство лечебно-диагностического корпуса Детской краевой клинической больницы в Краснодаре

3,5

Краснодарский край

Главное управление строительства Краснодарского края

ГК «ЕКС»

6 августа 2019 года

До 12 февраля 2022 года

Строительство многопрофильного лечебно-диагностического корпуса Городской больницы Святого Великомученика Георгия

3,3

Санкт-Петербург

Фонд капитального строительства и реконструкции Санкт-Петербурга

«Лентехстрой»

26 февраля 2021 года

До 25 декабря 2021 года

Строительство областной инфекционной больницы в Ростове-на-Дону

3,2

Ростовская область

Министерство строительства, архитектуры и территориального развития Ростовской области

«Ростовгражданпроект»

5 июня 2020 года

До 31 декабря 2020 года

Строительство хирургическогфо корпуса Воронежского областного клинического онкологического диспансера

3

Воронежская область

Департамент строительной политики Воронежской области

Специализированный застройщик «Домостроительный комбинат»

23 марта 2020 года

До 31 декабря 2023 года

Завершение строительства лечебно-диагностического корпуса Городской больницы №33 в Колпино для лечения пациентов с COVID-19

2,7

Санкт-Петербург

Фонд капитального строительства и реконструкции Санкт-Петербурга

«РР-Сити»

21 сентября 2020 года

До 31 марта 2021 года

Строительство лечебно-диагностического корпуса Архангельской областной детской клинической больницы им. П. Г. Выжлецова

2,6

Архангельская область

Главное управление капитального строительства Архангельской области

«Промстройсервис»

10 декабря 2020 года

До 19 января 2023 года

Завершение реконструкции корпусов Городской больницы №40 Курортного района в Сестрорецке

2,5

Санкт-Петербург

Фонд капитального строительства и реконструкции Санкт-Петербурга

«Сотэкс»

8 октября 2019 года

До 31 декабря 2021 года

Источник: данные порталов госрасходов и zakupki.gov.ru, анализ InfraOne Research


На ряд других проектов «примеряли» концессионный и ГЧП‑форматы, но запустили все равно за бюджетный счет. Это, например, реконструкция санатория им. Г. К. Орджоникидзе в Кисловодске стоимостью 5,3 млрд руб. (по концессии в него планировали вложить до 6,7 млрд руб.), создание инфекционного корпуса Ульяновской областной детской клинической больницы за 2,6 млрд руб., строительство поликлиники в поселке Волгарь в Самаре за 0,8 млрд руб., создание филиала областной больницы № 19 в поселке Винзили Тюменского района за 0,1 млрд руб. и другие.

Почему регионы предпочитают госконтракты. Несмотря на активное развитие рынка концессий и ГЧП, остается много субъектов, у которых опыт реализации таких инициатив минимальный или вообще отсутствует. По нашей оценке, 11 из них еще ни разу не запускали проекты дороже 100 млн руб. по 115‑ФЗ или 224‑ФЗ, а еще 12 — делали это только однажды. В отсутствие опыта работы с этими инструментами органы власти предпочитают развивать инфраструктуру в «привычном» формате госконтракта.

Еще серьезнее тот факт, что у регионов часто нет денег ни на госконтракты, ни на инвестиционные проекты. Строительство больницы или поликлиники по 44‑ФЗ требует сокращения трат на иные нужды и / или федеральной помощи, обычно небыстрой. Запуск же концессии или ГЧП тоже означает «затягивание поясов» — бюджета и территориальных ФОМС (их расходы считаются внебюджетными).

Концессии и ГЧП‑соглашения предполагают финансирование по крайней мере части проекта за счет инвестора, и это их главное преимущество. С другой стороны, создавать инфраструктуру в рамках этих форматов может быть дороже, чем по госконтракту. Ведь инвестор как бенефициар и будущий эксплуатант объекта мотивирован возводить его максимально качественно. К тому же он, как показывает практика, более строго «связан» требованиями к качеству инфраструктуры, прописанными в соглашении, чем исполнитель госконтракта: последний часто отклоняется от условий контракта, а привлечь его за это к ответственности впоследствии крайне сложно. Наконец, главный критерий в государственном тендере — именно ценовой, и победителем здесь часто становится компания, готовая на самую дешевую стройку (порой в ущерб качеству и с удорожанием сметы в ходе работ).

Есть риск, что пандемия задаст новый «антистандарт» в строительстве больниц и поликлиник. В 2020 и 2021 годах регионы возводили простые и дешевые, но вместе с тем работающие объекты для приема больных COVID-19. С окончанием пандемии им может быть еще сложнее «решиться» на создание качественной и дорогостоящей инфраструктуры по концессии или ГЧП.

Почему бизнес предпочитает частные проекты. Если же регион соберется заключить концессию или ГЧП, может оказаться, что средств ФОМС недостаточно для окупаемости проекта на этапе эксплуатации.

С тарифом ОМС есть целый ряд трудностей. Во-первых, изначально этот показатель создан для расчета объема финансирования государственных медучреждений. Он не предусматривает получение прибыли организацией, которая оказывает услуги в рамках ОМС, а потому его величина ниже рыночной стоимости медицинских услуг.

Среди прочего в тариф ОМС не закладывается амортизация дорогостоящего оборудования (стоимостью от 100 тыс. руб.), если регион не решает финансировать ее самостоятельно в рамках территориальной программы ОМС. В сумме эти два пункта означают, что отчислений из территориального ФОМС может не хватить даже для покрытия текущих затрат частного партнера.

Во-вторых, средства от оказания услуг по ОМС — сколько бы их ни было — инвестор все равно не может использовать для обеспечения доходности проекта или обслуживания долга. Ему, таким образом, может потребоваться дополнительная компенсация затрат из бюджета в виде платы концедента, особенно если в рамках проекта не предусмотрено оказание услуг на коммерческой основе.

В-третьих, регионы ежегодно устанавливают тарифы ОМС и объемы плановой медицинской помощи на своей территории. Между тем концессионные и ГЧП‑соглашения заключают на длительный период — часто десятки лет — и инвесторы заинтересованы в закреплении этих показателей на весь срок реализации проекта. Для сравнения, так делают в коммунальных концессиях.

Обязательная целевая эксплуатация объекта здравоохранения — еще один фактор, который может снижать интерес бизнеса к участию в медицинских концессиях. Закон о концессионных соглашениях (115‑ФЗ) не позволяет инвестору заниматься только техническим обслуживанием клиники: он должен оказывать медицинские услуги. Концессионер может передать эту функцию третьему лицу (например, бюджетному учреждению — существующей больнице или поликлинике), но за действия последнего он будет отвечать как за свои собственные.

В отличие от 115‑ФЗ, закон о ГЧП‑соглашениях (224‑ФЗ) позволяет частному партнеру заниматься только техническим обслуживанием объекта, только его эксплуатацией либо и тем, и другим одновременно.

По этим причинам инвесторы часто делают выбор в пользу собственных инициатив и количество концессий и ГЧП в здравоохранении меньше, чем могло бы быть.

И почему они все равно выбирают концессии и ГЧП. За концессиями и ГЧП остается ряд преимуществ.

Бизнесу эти форматы дают возможность запустить инвестиционный проект, поделив риски с государством (ведь при реализации коммерческого проекта все риски берет на себя инвестор) и не принимая на свой баланс объект инфраструктуры (но по соглашению о ГЧП он может остаться в собственности частного партнера).

Государству же они позволяют привлечь частные средства в дефицитную медицинскую инфраструктуру. Это актуально для капиталоемких проектов, которые регион не может себе позволить за бюджетный счет — без сокращения расходов на другие цели или наращивания госдолга (обычно и так значительного). В рамках концессий и ГЧП государство получает функционирующий объект «здесь и сейчас», а инвестирует в него частично и в течение длительного периода.