БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

Нынешний экономический кризис — третий, с которым сталкивается российский концессионный рынок за время своего существования.

Впрочем, первый кризис — 2008–2009 годов — практически не сказался на соглашениях в подобном формате. Хотя законодательно такой инструмент реализации проектов уже существовал в течение трех лет, активно его не использовали. На начало 2009 года в среднем и крупном сегментах рынка (дороже 100 млн руб.) было всего три соглашения с общим объемом инвестиций 2 млрд руб. Все они относились к коммунальной сфере.

К 2014–2015 годам рынок уже заметно «разросся», в том числе за счет соглашений в транспортной сфере: на начало 2015 года его объем в сегменте соглашений дороже 100 млн руб. составлял 330 млрд руб. (это 94 проекта против нынешних 393‑х на почти 2 трлн руб.)

Тогда из‑за существенного роста курса доллара в проектах с участием иностранных компаний или с закупками импортного оборудования сыграли валютные риски. Кроме того, Банк России в декабре 2014 года резко повысил ключевую ставку (с 10,5 % до 17 %), что сделало стоимость заимствований очень высокой.

Однако благодаря кризису 2014–2015 годов рынок «научился» хеджировать валютные риски. Практически не осталось крупных соглашений, в которых курс валют не был бы каким‑либо образом застрахован от резких изменений. Так, следствием кризиса 2014–2015 годов стало активное использование в финансовых моделях проектов плавающих ставок по получаемым займам (за рубежом они использовались и до этого).

Новый кризис также сопровождается ростом курса доллара из‑за нестабильных цен на нефть. Риск очередного ослабления рубля в ближайшие месяцы сохраняется. Но он не несет такой угрозы, как шесть лет назад. В свою очередь, ключевая ставка после очередного снижения в июне может оказаться на исторически низком уровне в 5 % или даже 4,5 %, что способно облегчить и удешевить привлечение средств в проекты.

Более серьезную угрозу представляют ограничения, введенные в российских регионах для борьбы с распространением эпидемии коронавируса, и их последствия. Двухмесячный режим самоизоляции уже сказался на выручке компаний, работающих с пассажирскими перевозками, социальными объектами в сфере образования, спорта и культуры, а также платными трассами и коммунальными объектами. Возможность повторных вспышек заболевания, приостановки эксплуатации или строительства объектов, вынужденные задержки и даже пересмотр параметров соглашения могут также повлиять на реализацию проектов.

На наш взгляд, одним из итогов кризиса 2020 года станет то, что авторы проектов будут пытаться застраховать себя и от подобных рисков.

Формально такие механизмы (МГД, плата концедента) уже используются во многих проектах — по нашей оценке, в сегменте концессий дороже 1 млрд руб. они есть по меньшей мере в 45 проектах (из 133‑х). Но в полной мере в законодательстве они не прописаны, что делает инвестора менее защищенным в случае судебных разбирательств. Подобный «пробел» может быть ликвидирован после принятия подготовленных Минэкономразвития поправок в профильные законопроекты, которые в июне были представлены рынку для обсуждения.

Чтобы возможные ограничения в будущем не мешали запуску новых концессий, поправки также допускают проведение конкурса (от его объявления до подачи документов и подведения итогов) в электронном виде. Но, вероятнее всего, соответствующее решение примут не раньше лета 2021 года и во время этого кризиса они уже не помогут. Впрочем, благодаря этому, процедура может стать более прозрачной и удобной.

Мы не исключаем, что после принятия поправок в ряд проектов могут быть внесены изменения в концессионные соглашения, а новые проекты будут в большей степени «застрахованы» от неожиданных и продолжительных «локдаунов», даже если в ближайшие годы они не повторятся.

image_6402