БЕТА-ВЕРСИЯ ПОРТАЛА
Избранное

В долгосрочной перспективе, вероятно, не все кредитные организации будут достаточно устойчивыми к новому кризису, что может вызвать волну консолидаций в банковском секторе. Более крупные банки способны предложить более конкурентные условия и бóльшие объем кредита и лимиты на одного заемщика, а также сопровождать предложения развитыми цифровыми решениями.

По заявлениям властей, решение о необходимости докапитализации и помощи участникам банковского сектора следует принимать как минимум по итогам трех кварталов 2022 года. Оно будет основываться на финансовых результатах сектора (размере убытка и рисков дефолта), возможном смягчении регуляторной нагрузки на сектор со стороны ЦБ, а также способности банков заменить зарубежное фондирование.

Зарубежные финансовые группы, владеющие российскими банками, вынуждены формировать значительные резервы на случай запрета на ведение бизнеса в России. По оценке Bloomberg, объем недополученной прибыли европейских банков (с учетом Commerzbank, Credit Suisse, BNP Paribas, Deutsche Bank, UBS) превысил $7 млрд.

Критической ситуация будет оставаться для инициатив проектного финансирования некоторых частных компаний, если в них было значительно финансовое и технологическое участие зарубежных структур.

Для инфраструктурных проектов такие риски потери финансирования несколько меньше, поскольку зарубежный капитал и так не очень активно участвовал в отраслевых инициативах еще с середины 2010-х годов.

Трудности после ухода

Знаковые проекты нефтегазового сектора не только теряют иностранных интересантов, но и начинают «пробуксовывать» в части поставки необходимого оборудования или поступления иностранного капитала. Еще в первом квартале стало известно о выходе из проекта «Арктик СПГ-2» французской Total Energies, во втором к ней присоединились японские инвесторы Mitsui&Co и JOGMEC. Одна из причин — затруднение денежных переводов в Россию из-за наложенных финансовых санкций.

К середине 2022 года стало известно об отзыве сервисных инженеров и прекращении обслуживания и сопровождения иностранного оборудования на проектах «Сахалин-2», «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2», а также отгрузки оборудования, что ставит под угрозу сроки завершения строительства. Зачастую аналогов соответствующих агрегатов на отечественном рынке нет, а производство запроектировано под конкретный вид и характеристики оборудования.

Дорогостоящие промышленные проекты теряют зарубежных исполнителей по подрядным работам: нидерландская компания, проводящая дноуглубительные работы, должна была спроектировать и изготовить несколько оснований гравитационного типа для линии СПГ в Обской губе, но в марте расторгла контракт в одностороннем порядке в соответствии с европейским законодательством о санкциях. Это вынуждает управляющую компанию сдвигать сроки исполнения проекта, убытки которого могут оцениваться в 7,1 млрд руб.

Также известно о возможном расторжении контрактов с южнокорейской верфью DSME на строительство трех СПГ-танкеров, заказанных «Совкомфлотом» для проекта НОВАТЭКа «Арктик СПГ-2». Причиной могла стать просрочка платежа и проблемы при его проведении, так как компания находится под санкциями.